Размер шрифта

  • Decrease
  • Normal
  • Increase
Горячая линия офиса
+375 (17) 355-08-29

 

ИНВАЛИДНОСТЬ: от пациента к гражданину

Сергей Дроздовский, ППУ «Офис по правам людей с инвалидностью»

Когда мы слышим «инвалид», что нам приходит на ум? Привычный знак с символическим изображением инвалидной коляски…? Или – образ человека в черных очках с белой тростью…? Или – человек на костылях…? Или … Еще что-либо из набора стереотипов, который отображает нашу склонность и сегодня воспринимать проблему инвалидности как проблему состояния здоровья. 

И это не удивительно. Многими веками укоренялись в нашем сознании стереотипы восприятия инвалидности как проблемы несоответствия самого человека с особенностями по отношению к «среднестатистическому» индивиду. Человеческое сообщество на протяжении своей истории пыталось формировать социальные политики в сфере инвалидности исходя из понимания данного феномена. И здесь будет принципиально важным выделить две антагонистических модели понимания инвалидности. Как правило, я бы сказал заезжено-шаблонно, их различают как: медицинская и социальная. Но, автор статьи склоняется к видению моделей инвалидности как: патерналистской моделью инвалидности и моделью инвалидности основанной на понимании прав человека (или как ее иногда называют – модель гражданских прав). Так, патерналистская модель включает в себя традиционные модели инвалидности – религиозная (воспринимающая инвалидность как наказание за грехи), медицинская (детерминирующая людей с инвалидностью  по их физическим и/или психическим отличиям в понимании патологий, или дефектов, т.е. неполноценности), а также более «продвинутая» реабилитационная модель (устанавливающая у индивида функциональные отклонения от нормы требующие устранения или компенсации). Все перечисленные модели предполагали «ненормальность» людей с инвалидностью. Понимание инвалидности в данной модели выглядит как перенесение проблемы на самого человека. При этом религиозная модель предполагала удаление «отмеченных грехом людей с инвалидностью» для их отмаливания; при медицинском подходе – восприятие человека с инвалидностью как «вечного» пациента, на которого обращено лечение в специальных условиях, либо признанного «неизлечимым», бесполезным; либо в реабилитационной – приспособление индивида к социуму. Объединяющее начало в данных моделях проявляется в одной особенности – объектном отношении к человеку. При таком подходе наиболее эффективной (с меркантильных позиций) будет сегрегация людей с инвалидностью, размещение их в изолированных пространствах для удобства работы с их «недостатками», либо использования специальных инструментов социальной политики. Так, при невозможности «вылечить» или «приспособить к действительности», человек с инвалидностью становился объектом опеки (со стороны государства предлагаются наборы льгот, преференций, размещения в интернатах и т.д.), а также филантропии и благотворительности. Преобладание патерналистской модели характеризуется чрезмерными властными отношениями в обществе со стороны государства. При объектном отношении вся судьба человека с инвалидностью находится в руках специалистов, лиц принимающих решения; именно специалисты вольны принимать решения о судьбе человека с инвалидностью с возможностью полного исключения мнения самого человека. Традиционно эксплуатируется объяснения внешнего принятия решения «во благо самого инвалида», либо во благо «государственных» интересов.
Несмотря на столь «удобный» характер моделей инвалидности, ведущих к изоляции и сегрегации, все более интенсивное развитие и уплотнение человеческого социума предъявило множество неразрешимых задач. Разрастание изолированного сектора поставил под сомнение экономическую возможность постоянного их иждивенческого содержания со стороны государства. Ведь статистические исследования инвалидности в мире упорно свидетельствуют о среднем «весе» слоя инвалидов в 10 % от населения планеты (от 0.2 до более 20%% в разных странах). И, это крупнейшее идентифицируемое меньшинство. Следует отметить динамичность в понимании инвалидности, критериях ее определения. Также понимание инвалидности как недостатка здоровья весьма проблематично в сфере психического здоровья: где грань между нормой и девиантой. И много других. Попытки эволюции моделей от медицинской к реабилитационной, не привели к реальному качественному изменению понимания инвалидности. 
Патерналистские модели понимания инвалидности преобладали в западных (странах «первого» мира) странах до 1970-1990 годов, когда топливный кризис заставил полностью пересмотреть политики в сфере инвалидности. 
Весьма показательно, что именно мотивы экономического характера подвигли к внедрению инновационной модели понимания инвалидности на основании прав человека, а не всемирное установление приоритета прав человека, путем принятия и внедрения Всеобщей декларации прав человека (резолюция 217А ГА ООН от 10.12.1948 года).
Необходимость пересмотра патерналистских подходов, привел к пониманию инвалидности не через видение ненормальности человека, а как следствие взаимодействия индивида со средой, которая не обеспечивает учета особенностей индивида и ограничивает или блокирует участие индивида в жизни общества. Самым мощным блокирующим барьером на пути интеграции людей с инвалидностью в общество приходится признать преобладание негативного стереотипного отношения в обществе. Одним из самых очевидных признаков (но далеко не единственном, и не главенствующим) относящим инвалидность к правозащитным проблемам, можно отметить устойчивую сформированность сообщества людей с инвалидностью как меньшинства. И это – поле дискриминационных отношений. Как отмечалось выше, традиционно практикуемое объектное отношение к людям с инвалидностью, создает значительные трудности в обеспечении правомочности и полномочности. Умение совершать выбор является характерной чертой развития личности. Но, многие люди с инвалидностью лишены возможности делать осознанный выбор в различных сферах жизнедеятельности. Однако недостаток самоопределения и сил не связан с отклонениями или ограничениями. Скорее, как это уже отмечалось выше, это часто происходит из негативного отношения и традиций. Часто инвалидам предлагаются искусственно отобранные варианты ограниченного характера. Под «вариантами» может просто скрываться стремление избавиться от нежелательных альтернатив. Такой подход ставит под сомнение первенство уважения человеческого достоинства. Объективное наличие инфраструктурных, социальных, административных, политических и экономических барьеров на пути людьми с инвалидностью в реализации ими своих прав, их исключенности и маргинализации, относит проблему инвалидности в правозащитную проблематику.
Сравнение патерналистской (медицинской) и основанной на теории прав человека (социальной) моделей (аспекты)
 

Патерналистская

Основанная на теории прав человека

Медицинская помощь

Социальная интеграция

Индивидуальное лечение

Социальное действие

Профессиональная индивидуальная помощь

Коллективная ответственность

Персональное приспособление

Приспособление  к окружающей среде

Поведение, отношение

 

Уход

Права человека

Персонифицированно

Социальные перемены, адаптация

Модель инвалидности основанная на понимании прав человека исключает возможность социального исключения людей с инвалидностью ввиду имеющихся барьеров, т.к. само общество создает данные барьеры, продуцируя институциональную сепарацию, тотальную дискриминацию. Таким образом, целью модели инвалидности основанной на понимании прав человека является трансформирование и реформирование всех социальных институтов для обеспечения возможности включения (инклюзии) в них людей с инвалидностью, наделения их полноправностью и правомочностью, наделения их ролью субъекта социальной политики в сфере инвалидности. Безусловно, модель инвалидности основанная на понимании прав человека, вступая в антагонизм с моделью патернализма, включая медицинскую, вовсе не исключает медицинского, социального и иного обслуживания людей с инвалидностью.

Следует признать, что в чистом виде не существует той или иной модели инвалидности в какой-либо из стран. Можно говорить о преобладании или росте значимости в формировании национальных политик понимания инвалидности как правозащитной проблемы, благодаря активному внедрению антидискриминационных концепций законодательства. Такой подход характерен для стран США, Великобритании, Германии, Канады и некоторых других. При этом экспертами отмечаются значительные трудности в построении социальных политик основанных на принципе антидискриминации в странах с переходными режимами, особенно в тех, где наблюдаются сильные традиционалистские течения.
Затруднительность, неуспешность продвижения модели инвалидности основанной на правах человека (социальной) в определенной степени объясняется как национальными культурными особенностями, так и политическим и экономическим положением – реализация большинства т.н. социальных прав прямо зависит от экономического благосостояния общества. При таком положении дел особую роль и значимость приобретает международный контекст. При формировании любой новой стратегии или модели политики на национальном уровне следует учитывать международную систему. Одна из причин – это соответствие (потенциальным) правовым обязательствам и наличие стратегий, совместимых с другими (соответствующими) юрисдикциями. Еще одна причина в том, что международная система является более инновационной и прогрессивной чем любая национальная модель, так как она является следствием отражения и сравнения передового опыта, и не так сильно ограничена юридическими, экономическими и политическими факторами.
История развития международной основы понимания инвалидности как правозащитной проблемы имеет свои особенности. Несмотря на то, что основные международные договора по правам человека  включают и людей с инвалидностью не идентифицируя их, тем не менее, практика показала значительную проблемность в реализации норм договоров во благо поощрения прав людей с инвалидностью. В 1971 г. Генеральная Ассамблея приняла Декларацию о правах умственно отсталых лиц и в 1975 г. — Декларацию о правах инвалидов, в которых устанавливаются нормы обеспечения одинаковых условий и равного доступа к обслуживанию. В результате проведения Международного года инвалидов (1981 г.) была принята Всемирная программа действий в отношении инвалидов. Главным итогом Десятилетия инвалидов, проведенного Организацией Объединенных Наций (1983-1992 гг.), стало принятие Стандартных правил обеспечения равных возможностей для инвалидов. В 1992 году Генеральная Ассамблея провозгласила 3 декабря Международным днем инвалидов. Десятилетия целенаправленной работы по совершенствованию политик в сфере инвалидности привел и к изменениям медицинских стратегий и отношения к инвалидности. Международная классификация функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья, принятая 54-й сессией ассамблеи Всемирной организации здравоохранения 22 мая 2001 года, утвердила новый подход к инвалидности, уйдя от медицинского взгляда на патологические последствия заболеваний, перейдя к «биопсихосоциальной модели», которая определяет инвалидность как динамическое взаимодействие между состоянием здоровья с одной стороны, и окружающими и личностными факторами с другой стороны. Данный шаг позволяет эволюционно переходить от медицинской модели инвалидности к правозащитной. Причем, МКФ не является специальным документом по определению инвалидности, а более широко раскрывает формат инвалидности как одну из форм разнообразия человеческих состояний.
Принятие в 2006 году Конвенции о правах инвалидов  завершило процесс утверждения видения инвалидности как правозащитной проблемы. Конвенция представляет собой результат десятилетия аналитической работы и длившихся три года переговоров, в которых принимали участие гражданское общество, правительства, национальные учреждения по защите прав человека и международные организации. После принятия Конвенции Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций в декабре 2006 года беспрецедентное число стран продемонстрировали свое твердое стремление соблюдать права инвалидов, подписав Конвенцию о правах инвалидов и Факультативный протокол к ней сразу после того, как они были открыты для подписания в марте 2007 года. 
Цель Конвенции определена как: «заключается в поощрении, защите и обеспечении полного и равного осуществления всеми инвалидами всех прав человека и основных свобод, а также в поощрении уважения присущего им достоинства». Типично для правозащитного документа, Конвенция не устанавливает жесткого и закрытого определения понятиям «инвалид» и «инвалидность».  Так, к инвалидам относятся лица с устойчивыми физическими, психическими, интеллектуальными или сенсорными нарушениями, которые при взаимодействии с различными барьерами могут мешать их полному и эффективному участию в жизни общества (статья 1). При этом, Конвенция допускает существование в национальных законодательствах собственных определений инвалидности и статуса человека с инвалидностью, но не противоречащим модели основанной на правах человека, социальной модели. Более того, как правило появление национальных статусных определений продиктовано необходимостью регулирования сфер социальной защиты, трудоустройства. И в данном случае важно насколько национальные определения и нормы соответствуют принципам Конвенции.
Общие принципы (статья 3)
- Уважение присущего человеку достоинства, его личной самостоятельности, включая свободу делать свой собственный выбор, и независимости
- Недискриминация
- Полное и эффективное вовлечение и включение в общество
- Уважение особенностей инвалидов и их принятие в качестве компонента людского многообразия и части человечества
- Равенство возможностей
- Доступность
- Равенство мужчин и женщин
- Уважение развивающихся способностей детей-инвалидов и уважение права детей-инвалидов сохранять свою индивидуальность.
Общие принципы по существу задают рамку Конвенции. Принципы носят универсальный характер, но в них и в их наборе подчеркивается специфика инвалидности. Принцип недискриминации  составляет саму основу прав человека и являет собой принцип, закрепленный во всех остальных договорах о правах человека. “Дискриминация по признаку инвалидности” определяется Конвенцией как “любое различие, исключение или ограничение по причине инвалидности, целью или результатом которого является умаление или отрицание признания, реализации или осуществления наравне с другими всех прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культурной, гражданской или любой иной области. Она включает все формы дискриминации, в том числе отказ в разумном приспособлении”.  Признание принципа недискриминации в статье 3 подчеркивает важное значение рассмотрения дискриминации во всех ее формах.
Государства-подписанты обязаны принять меры для исключения дискриминации: отраженную в законодательстве, и на практике. При этом в сфере инвалидности является особенно важным применение позитивных мер в пользу людей с инвалидностью. Т.е. по сути узаконивается возможность дискриминации большинства в пользу людей с инвалидностью. В чем особенный смысл этого? Основополагающим моментом данной концепции является понятие о том, что иногда дискриминацией является именно одинаковое обращение со всеми без исключения. В общих случаях принято считать, что равенство подразумевает всего лишь единообразие и что равное обращение со всеми людьми означает справедливый подход к каждому. Однако это не всегда справедливо. Игнорирование различий может вылиться в игнорирование легитимных потребностей.  Равенство ничего не стоит, если под ним не подразумевается, что мы все равны вне зависимости от различий. Таким образом устанавливается приоритет равенства возможностей перед равенством условий.
Уникальным принципом в Конвенции является «разумное приспособление», тесно увязанное с обеспечением равных возможностей, исключением дискриминации. В Конвенции “разумное приспособление” понимается как внесение, когда это нужно в конкретном случае, необходимых и подходящих модификаций и коррективов, не становящихся несоразмерным или неоправданным бременем, в целях обеспечения реализации или осуществления инвалидами наравне с другими всех прав человека и основных свобод (статья 2). На основе этого принципа инвалид может использовать свое право на то, чтобы государство, а через него и другие стороны, в том числе частный сектор, приняли необходимые меры для изменения конкретной ситуации, которые при этом не становятся несоразмерным бременем. Конвенция гласит, что отказ лицу в «разумном приспособлении» равносилен дискриминации по признаку инвалидности.
Принцип личной самостоятельности подчеркивает правосубъектность индивидуумов с инвалидностью. Данный принцип обязывает создавать условия для обеспечния свободного выбора человеком с инвалидностью образа жизни, принятия независимых решений, в степени не меньшей чем люди без инвалидности. 
Принцип полного и эффективного вовлечения и включения в общество и  доступности означают, что общество должно быть организовано так, чтобы все люди могли принимать полное участие в его жизни. Полное включение в общество означает, что люди с инвалидностью признаются и воспринимаются как равные участники.  Их потребности понимаются как неотъемлемая часть социально-экономического порядка, а не могут рассматриваться как “особые”.  Для обеспечения полного включения необходима доступная физическая и социальная среда.   С принципом вовлечения и включения в общество связана концепция универсального дизайна, которая определяется в Конвенции как “дизайн предметов, обстановок, программ и услуг, призванный сделать их в максимально возможной степени пригодными к пользованию для всех людей без необходимости адаптации или специального дизайна” (статья 2).  Иными словами, на этапе дизайна должны учитываться потребности всех членов общества для обеспечения того, чтобы на более позднем этапе не требовалось специальной адаптации.
Конвенция охватывает спектр гражданских, политических, социальных и культурных прав. Принципиальным является тот факт, что Конвенция не устанавливает новых прав, но делает описание прав с позиции инвалидности, но главное описывает обязательства государств по их обеспечению для людей с инвалидностью. В конвенции также содержатся нормы, касающиеся просветительно-воспитательной работы, доступности, ситуаций риска и чрезвычайных гуманитарных ситуаций, доступа к правосудию, индивидуальной мобильности, абилитации и реабилитации, статистики и сбора данных. Особое место в Конвенции уделено роли и месту организаций людей с инвалидностью как в принятии решений, так и их реализации. Тем самым, Конвенция реализует на практике принцип «Ничего о нас – без нас!». 
Статьи 10-30 охватывают права, гарантированные инвалидам
Статья 10 –  Право на жизнь
Статья 11 – Ситуации риска и чрезвычайные гуманитарные  ситуации
Статья 12 –  Равенство перед законом
Статья 13 – Доступ к правосудию
Статья 14 – Свобода и личная неприкосновенность
Статья 15 – Свобода от пыток и жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания
Статья 16 – Свобода от эксплуатации, насилия и надругательства
Статья 17 – Защита личной целостности
Статья 18 – Свобода передвижения и гражданство
Статья 19 – Самостоятельный образ жизни и вовлеченность в   местное сообщество
Статья 20 – Индивидуальная мобильность
Статья 21 – Свобода выражения мнений и убеждений и доступ к информации
Статья 22 – Неприкосновенность частной жизни
Статья 23 – Уважение дома и семьи
Статья 24 – Образование
Статья 25 – Здоровье
Статья 26 – Абилитация и реабилитация
Статья 27 – Труд и занятость
Статья 28 – Достаточный жизненный уровень и социальная защита
Статья 29 – Участие в политической и общественной жизни
Статья 30 – Участие в культурной жизни, проведении досуга и отдыха и занятии спортом
 
Подтверждая взаимозависимость и взаимосвязанность всех прав, тем не менее, Конвенция допускает в отношении экономических, социальных и культурных прав их постепенное обеспечение их осуществление, как это уже было признано в статье 2 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и в статье 4 Конвенции о правах ребенка.  Признание того, что полная реализация экономических, социальных и культурных прав может сдерживаться ограниченными ресурсами, уравновешивается требованием о максимальном задействовании имеющихся у государства ресурсов и, в случае необходимости, мер международного сотрудничества (Конвенция, статьи 4 (2) и 32).
 
Говоря о специфике Конвенции следует указать на описание ею мер и обязанностей для исполнения государствами:
Принимать все надлежащие законодательные, административные и иные меры для осуществления прав человека в отношении людей с инвалидностью. 
Принимать законодательные и иные меры для устранения дискриминации.
Обеспечивать во всех стратегиях и программах защиту и поощрение прав человека для людей с инвалидностью.
Воздерживаться от любых действий, которые нарушают права инвалидов.
Обеспечивать соблюдение органами государственного управления прав инвалидов.
Обеспечивать соблюдение частными лицами, организациями и частными предприятиями прав инвалидов.
Проводить научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в отношении товаров, услуг и технологий, доступных для инвалидов, и поощрять проведение таких работ.
Предоставлять инвалидам доступную информацию об ассистивных технологиях.
Поощрять профессиональную подготовку специалистов и персонала, работающих с инвалидами, по признаваемым в настоящей Конвенции правам. 
Консультироваться с инвалидами и привлекать их к участию в разработке и осуществлении законов и политики, а также в процессе принятия решений по вопросам, касающимся инвалидности.
Наряду с предписанием необходимых мер, Конвенция налагает на государства также и обязанности. Как уже говорилось выше, выполнение обязанностей государства может зависеть от его экономических возможностей. При этом государства должны строить свои политики таким образом, чтобы использовать у него имеющиеся ресурсы для обеспечения реализации прав людей с инвалидностью. Однако принцип постепенности может касаться лишь экономических, социальных и культурных прав, но ни в коей степени гражданских и политических – они должны обеспечиваться незамедлительно и в полном объеме. Дискриминация по любым основаниям, включая инвалидность, неизменно запрещена вне зависимости от уровня реализации экономических, социальных, культурных прав.
Конвенция в явном виде налагает на все государства-участники три отдельных обязательства:
Обязательство по соблюдению. Государства-участники не должны чинить препятствий в вопросах осуществления прав людей с инвалидностью.
Обязательство по защите. Государства-участники должны предотвращать нарушения этих прав третьими лицами. 
Обязательство по исполнению. Государства-участники должны принимать законодательные, административные, бюджетные, судебные и иные меры, для того чтобы гарантировать полную реализацию этих прав.
Впервые в семействе договоров о правах людей с инвалидностью Конвенция приобрела черты договора обязательного («твердого») характера. Выражено это в обязанности государства обеспечивать мониторинг ходя выполнения норм Конвенции. Конвенция предусматривает национальный и международный мониторинг:
- на национальном уровне государства-участники должны выделять в своих правительствах несколько контактных лиц по вопросам, связанным с осуществлением настоящей Конвенции. Они также должны предусмотреть возможность учреждения или назначения в правительстве координационного механизма для содействия соответствующей работе по вопросам, касающимся соблюдения Конвенции. 
- на международном уровне Конвенция предусматривает механизм мониторинга, осуществляемого Комитетом по правам инвалидов. Комитет занимается рассмотрением периодических докладов, представляемых государствами-участниками, и на основании этих докладов сотрудничает с заинтересованными государствами-участниками и разрабатывает для них замечания и рекомендации, вытекающие из его заключения.
Как инструмент контроля может использоваться инструмент Конференции стран-подписантов.
 
Согласно статье 33 Конвенции государства-участники обязаны создавать специальные механизмы для осуществления и мониторинга прав женщин-инвалидов, мужчин-инвалидов и детей-инвалидов на национальном уровне. В Конвенции говорится о «механизме», а не о «национальном учреждении по защите прав человека». Но когда государство создает такой механизм, оно должно учитывать «принципы, касающиеся статуса национальных учреждений, занимающихся поощрением и защитой прав человека», принятые Организацией Объединенных Наций в 1993 году. Теперь эти принципы называются «Парижские принципы». Решением вопроса может стать создание независимого органа, на который возлагается задача по проведению мониторингов, рассмотрения и подготовке докладов для правительства, либо эта задача может быть возложена на уже существующий орган, например на комиссию по обеспечению равенства, национальную комиссию по правам человека или на комиссию по правам инвалидов. Сам парламент тоже может создать специальную комиссию по надзору за этим процессом или поручить эту задачу одному из существующих органов.
Рамки Конвенции должны быть нормой, исходя из которой будет оцениваться, в какой степени инвалиды действительно пользуются правами человека. Инвалиды должны быть непосредственно вовлечены в этот процесс одновременно в качестве как членов органа по рассмотрению, так и консультантов. Это рассмотрение не должно быть разовой операцией. На созданный или назначенный орган возлагается ответственность за осуществление надзора за применением Конвенции или контроля над тем, чтобы выполнение сформулированных им рекомендаций стало предметом независимого рассмотрения по истечении разумного периода, который может составлять от трех до пяти лет.
«Парижские принципы» требуют обеспечивать плюралистическое представительство гражданского общества, что выражается в обязанности не только привлекать к процессу принятия решений в сфере инвалидности, но и контролю за ними самих людей с инвалидностью и непосредственно, и путем представительства через их организации. В том, числе контроль допускается в качестве подготовки специальных, альтернативных докладов самостоятельно силами организаций гражданского общества. Форма независимых отчетов должна признаваться как таковая, приниматься во внимание государством. В противном случае, в общем порядке, определяемом Конвенцией, альтернативный доклад может быть представлен в Комитет по правам инвалидов и рассмотрен в нем.
 
Вне зависимости от создания или наделения полномочий специализированного учреждения по правам людей с инвалидностью, ключевую роль в осуществлении прав инвалидов и контроля за ними играет национальная судебная система. Через систему судов и гражданских кодексов или через применение теории судебного прецедента можно со временем обеспечить единообразие развития права и юридических принципов. Эта система также имеет преимущество в том плане, что она позволяет передавать «типичные случаи» на рассмотрение вышестоящих судебных инстанций, куда входят опытные юристы, способные тщательно изучить вопросы, которые могут оказаться сложными или иметь серьезные принципиальные юридические последствия. На этом уровне дела, как правило, сопровождаются представительством сторон и юридической аргументацией высокого качества. Решение, которое выносится по такому «типичному случаю», может иметь последствия не только для сторон в споре, но и для других лиц, которые могут оказаться в такой же или подобной ситуации. 
 
Комитет по правам инвалидов – также новация в договорах о правах людей с инвалидностью. Если государство ратифицировало Факультативный протокол к Конвенции о правах инвалидов, то Комитет может осуществлять мониторинг соблюдения Конвенции двумя различными способами: посредством процедуры рассмотрения индивидуальных сообщений (жалоб) от частных лиц, которые считают, что являются жертвами нарушения этим государством-участником прав, которые признаны за ними Конвенцией, и посредством процедуры проведения расследования утверждений о грубых или систематических нарушениях Конвенции. При этом Комитет, с согласия заинтересованного государства-участника, может совершать поездки на территорию этого государства для проведения более подробного расследования.
Комитет состоит (на сегодня в полном составе) из 18 человек. Члены Комитета избираются в личном качестве на Конференции стран-участников договора, с соблюдением принципов личной компетенции, гендерного баланса, географической принадлежности, принадлежности к правовым и культурным системам.
Каждое государство должно готовить и предоставлять в Комитет регулярные отчеты – первый через два года после вступления, последующие каждые четыре, либо по специальному запросу Комитета. В полномочия Комитета входит формирование требований к отчетам и их содержания. По рассмотрении отчетов, Комитет направляет их в соответствующие органы ООН, для реализации сформированных по их анализу Комитетом рекомендаций.
Особенностью Конвенции является наличие Факультативного протокола. Факультативный протокол к Конвенции о правах инвалидов вводит две процедуры, направленные на укрепление соблюдения Конвенции: процедура рассмотрения индивидуальных сообщений и процедура проведения расследования. 
ПРОЦЕДУРА РАССМОТРЕНИЯ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ СООБЩЕНИЙ
Процедура рассмотрения индивидуальных сообщений разбивается на несколько этапов следующим образом:
Комитет получает жалобу.
Комитет рассматривает вопрос о приемлемости жалобы. Иногда этот вопрос рассматривается одновременно с вопросом о существе жалобы. Иными словами, если Комитет решает, что жалоба приемлема (приемлемость жалобы), и одновременно решает, нарушило ли соответствующее государство свои обязательства (существо жалобы).
Комитет в конфиденциальном порядке доводит жалобу до сведения соответствующего государства. 
В течение шести месяцев соответствующее государство должно представить&письменные объяснения или заявление с разъяснениями по вопросу и с указанием мер, которые были приняты для исправления положения, и, в случае необходимости, других мер, принятых в порядке отклика на такое расследование.
Заявителю жалобы предлагается прокомментировать замечания соответствующего государства.
Комитет может направить соответствующему государству-участнику просьбу о принятии им временных мер для защиты прав заявителя.
Комитет рассматривает жалобу на закрытом заседании.
Комитет вырабатывает предложения и, в случае необходимости, рекомендации и направляет их соответствующему государству и заявителю, причем нередко обращается к этому государству с просьбой информировать его о мерах, которые оно приняло в порядке отклика на его рекомендации.
Комитет публикует свои предложения и рекомендации в докладе.
Все большее распространение получает практика, когда другие комитеты, в которых предусмотрена процедура рассмотрения индивидуальных сообщений, обращаются к государствам с просьбой информировать их о мерах, принятых в порядке отклика на их предложения и рекомендации.
Комитет вправе отказаться принимать сообщения в случаях если:
- сообщение является анонимным; 
- сообщение представляет собой злоупотребление правом на подачу таких сообщений или несовместимо с положениями Конвенции;
- тот же вопрос уже рассматривался Комитетом;
- тот же вопрос был рассмотрен или рассматривается в рамках другой процедуры международного разбирательства или урегулирования;
- исчерпаны не все имеющиеся внутренние средства защиты;
- оно является явно необоснованным или недостаточно аргументированным;
- факты, являющиеся предметом сообщения, имели место до вступления настоящего Протокола в силу для соответствующего государства-участника, если только эти факты не продолжались и после упомянутой даты.
Видится достаточно практичным инструмент расследований в полномочиях Комитета. Однако, при подписании Факультативного протокола у государства имеется возможность сделать оговорку исключающую данную возможность.
Среди обязанностей государства следует отметить необходимость создать независимую структуру, например национальное учреждение по защите прав человека, занимающееся поощрением и мониторингом соблюдения Конвенции. В Конвенции говорится о «механизме», а не о «национальном учреждении по защите прав человека». Но когда государство создает такой механизм, оно должно учитывать «принципы, касающиеся статуса национальных учреждений, занимающихся поощрением и защитой прав человека», принятые Организацией Объединенных Наций в 1993 году. Теперь эти принципы называются «Парижские принципы». Согласно Парижским принципам, национальные учреждения должны иметь право на проведение соответствующих расследований, а также иметь полномочия принимать жалобы.
    Таким образом, мы приходим к выводам о том, что инвалидность наиболее адекватно относить к правозащитным проблемам, и в рамках данной парадигмы имеется весомый инструмент защиты прав людей с инвалидностью – Конвенция о правах инвалидов (ООН, 2006). ЕЕ антидискриминационная направленность, наличие ряда обусловленных ею механизмов делают перспективными направления деятельности по установлению национальных практик защиты прав людей с инвалидностью, в первую очередь судебной.